Вход | Регистрация
  Алпания: Народности · Города и села · Культура · История · Природа · Достопримечательности
Фото · Видео · Форумы  
Алпания » Города и села » Населенные города и села
» Чираг, Агульский район, Дагестан
Горный Дагестан пестрит древними малыми и большими аулами, гнездящимися высоко в горах, в поднебесье. Один из них живописный Чираг – раскинувшийся на южной стороне хребта Гургабек на левом и правом берегу реки Чираг-чай и ее притоке Кумаарк. Находится он в самом центре Дагестана на высоте 2220 м над уровнем моря, восточнее Самурского хребта. Считается он вторым после Куруша высокогорным селением в Дагестане и третьим на Кавказе. Отсюда с окрестностей его гор берут начало притоки почти всех крупных рек Дагестана – Сулака, Самура, Уллучая, Гюльгеричая. Чираг-чай – река, названная по названию одноименного села на низменности, в районе совхоза Герейханово (Мамраш) называют Гюльгеричай от тюркского слова «гюль» – цветок, подчеркивая ее роль в создании красоты, в жизнедеятельности прилегающих сел, в сохранении экологического равновесия. Нам представляется, что она сохранила свое старое название – Гургели-чай по старому названию села.

В русле Чираг-чая расположены населенные пункты Рича, Тпиг, Хутхул, Дулдуг, Гоа, Хоредж, Хив, Лака, Архит, Цинит, Сардаркент, Куркент, Алкадар, Касумкент, Герейханово (Мамраш), Советское и другие. В долине реки проживали и проживают даргинцы, агулы, табасаранцы, лезгины, азербайджанцы и таты. Можем сказать, что она – венок цветов, река, объединяющая Дагестан, река дружбы народов. На ней были сооружены и работали гидроэлектростанции (Тпиг, Хив и другие).

Русские путешественники, побывавшие в селении, восхищались сказочной красотой Чирагской долины, ее высокими зелеными субальпийскими лугами. «По обеим сторонам дороги и по склонам гор роскошные субальпийские луга, - писал Н. И. Кузнецов, - эти субальпийские луга отличались высотой и густотой травостоя. Таких высоких и роскошных субальпийских лугов я нигде в Дагестане не видел».

Расстояние от Чирага до столицы республики Махачкалы – 250 км, до железнодорожной станции Белиджи – 116 км, райцентра Тпиг – 20 км, Кумуха – 60 км, Ашты – 15 км.
ОБРАЗОВАНИЕ СЕЛА

После разрушения средневековых поселений монголами, жители обосновались на новом месте, построив современное селение. Семь раз оно было разрушено и снова возникало на том же месте. Новое селение возникло задолго до прихода арабов. Согласно преданиям, оно образовалось в результате объединения многих поселков расположенных вокруг него: Къархала, Лахъита, Шаравмахи, Къархмай-махи, Гундваб, Чараха и других мелких хуторов, но наиболее крупными среди них были: Ричахъе, Къархала и РичIанни бекIа.

РичIахъе находилось в четырех километрах от селения Чираг. Здесь хорошо видны остатки оборонительной стены, которая защищала население с северо-западной стороны, и прослеживались следы подземного хода от вершины, на которой располагалось поселение, до самой речки и здесь же видно канава для притока воды.

Къархала – находилась на границе с территорией союза сельских обществ Буркун-Дарго. Располагалось оно на крутом склоне, о чем свидетельствуют мощные строительные остатки. В этом поселении жили мусульмане, о чем свидетельствует шахидское кладбище.

РичIанни бекIа – располагалось на левом берегу реки Чираг-чай в трех километрах от Чирага. Сохранились строительные остатки.

Последним уже в конце XVIII века в Чираг влилось поселение Шарав-махи. Многие из этих поселений принадлежали отдельным тухумам – Шихалайхъала, Каримхъала, Закрияхъала и др. Так, к примеру, тухумное поселение в местности БицIе XIамма сохранилось до наших дней. Здесь жили представители одного тухума – Чакъал. Такое название тухум получил благодаря тому, что в близлежащем лесу обитали шакалы. Позже жители махи поселились в селении, а здесь оставалась животноводческая ферма, которая находилась в частной собственности всего тухума.

Возникновению и образованию селения на новом месте способствовали экономические и общественно-политические условия. Нашествие иноземных завоевателей окончательно разрушили и разорили отдельные маленькие родовые поселки, расположенные вокруг нынешнего селения. Нельзя не согласиться с историками, которые утверждают, что необходимость борьбы с завоевателями, «покушения феодалов на независимость сельских общин привели к тому, что новые селения, образовавшиеся уже на территориальной основе, были гораздо больше по размерам, хорошо укрепленные, но расположены несколько ниже, чем родовые поселки, и с большей последовательностью тяготеющие к речкам».

Эти предположения, на наш взгляд, можно отнести и к селению Чираг. При этом особое внимание при строительстве нового поселения обращалось как на недоступность и неприступность, так и на экономию земли. Оба эти момента переплетаются, и важную роль здесь играют природно-географические факторы. Полагаем, что нынешнее село образовалось в результате слияния многих мелких вышеназванных и других хуторов. Старожилы села также подтверждали, что село на новом месте возникло в результате объединения отселков (махьхьапе).

Существует еще одна версия образования села. По ней один тухум до проникновения ислама, когда еще были очень крепкими позиции зороастризма в Дагестане, был изгнан из Зирехгерана (Кубачи). Этот род обосновался и присоединился к предкам чирагцев, которые жили в 2-3 км от Ашты(Дирбаги) в местности Кархала. Село это называлось Къархле ще. Затем оно постепенно переместилось в юго-западном направлении к верховьям притоков Уллу-чая. Сначала жили в местности ЛахъитIа – Чихянни, затем присоединились к средневековому городищу Гогнацци. Не последнюю роль в изменении местоположения села сыграли и набеги иноземных захватчиков, которые разорили село (Къархле ще). В то же время экономические, торговые, культурные связи с зирех-геранцами развивались интенсивно. Чирагцы (Къархлинцы) ездили не только торговать продуктами животноводства, но и на промыслы – работать у мастеров-кольчужников, златокузнецов, строить жилища.

В пользу этой версии говорят и сходство кубачинского и чирагского диалектов, названия тухумов (Ккуртахъале, Будумхъале и другие). В обоих населенных пунктах жили и выходцы из этих сел, сохраняются родственные отношения (Дауд Разакьхъале, Осбанхъале и другие). Называется по-чирагски Кубачи Ургъа-бачIи. В последние годы связи сел ослаблены. До сих пор нет и автомобильной дороги соединяющей Чираг с Ашты и Кубачи.
ЦЕНТР СЕЛА

В разделе о нравах и обычаях жителей гор того времени Ф. И. Гене писал: «Дагестанцы живут большими селениями, тесно построенными, и большею частью для жительства выбирают гребни гор при соединении двух речек омывающих подошвы оных, располагая дома свои по обе стороны гребня амфитеатром, так что каждый верхний дом обстреливает нижний. Обыкновенно имеют в селениях своих только два выхода, стараясь для сего избрать самые крепкие от природы места, кои нередко обороняются башнями или стенами; таким образом, каждая деревня составляет крепость, представляющую весьма крепкую оборону». Именно по такому принципу был построен Чираг после последнего разрушения отрядами Тимура. Возможно, сам автор этих строк (Ф. И. Гене) был в ауле и описывает в своей книге «Сведения о горном Дагестане -1835-1836 гг.» так точно его расположение, что невозможно отнести данную характеристику к другому населенному пункту.

Самой скученной частью, первоосновой и центром села был магал, который висел на скале над пропастью на левом берегу реки Чираг-чай. Четырнадцать дворов (хозяйств) населяли этот «кьват» – часть магала (квартала) в переводе с чирагского диалекта. Вдоль обрыва слева протекает ручеек. Старейшим, основным ядром села, его центром являлась эта часть, построенная на отвесной скале, как крепость, которую можно надежно оборонять и защищать от любых нашествий неприятелей. Отсюда на расстоянии просматриваются все дороги ведущие в село, сигнальные и сторожевые башни, расположенные вдоль дороги. Зайти в эту часть села можно было только с одной стороны – со стороны ручейка Барщутима, По-видимому, въездные ворота в магал запирались на ночь. Обращен магал на южную сторону, хорошо обогреваемую солнцем, особенно зимой. Здесь не последнюю роль играл экономический расчет, трудности с топливом. Лес рубить запрещали, считая «харамом». Его можно было заготовить только для строительства мостов, мечетей, мектебов. Поэтому в качестве топлива использовался кизяк, приготовленный тяжелым трудом женщин из навоза крупного и мелкого рогатого скота, высушенный и сложенный в красивые штабельки.

В настоящее время в названном магале (Румизай кьват) никого не осталось – они первыми переселились на другое, ровное место внизу и построили новые жилища. Остатки домостроений сохранились и сейчас. Рассказывают, что одна-две семьи из этого кьвата (магала) переселились в Шарав-махи, где образовался отселок от села-махи. Это было в начале девятнадцатого века. По рассказам жителей, все дома здесь высотные, двух-трехэтажные. Окна очень маленькие. Чтобы увеличить площадь под жилье, здесь воздвигнуты были высокие колонны, арочные конструкции, опирающиеся на скалу. Вход в этот магал (къватI) был один-единственный, который закрывался на ночь и выход тоже один – узкий, очень опасный, он использовался в чрезвычайных ситуациях.
ГРАНИЦЫ И ТЕРРИТОРИЯ

Чираг является самой верхней точкой компактного проживания даргинцев в горной зоне. Село граничит с Кулинским, Дахадаевским и Рутульским районами и находится с 1936 года в составе Агульского района. До его образования село входило в Лакский и Курахский районы. Со второй половины XIX в. оно входило в Казикумухский округ, наибство – Аштикулинское. С юго-востока оно граничит с селениями Рича и Бедюк, с востока – селением Буркихан, с северо-востока с Амухом (дорога у подошвы вершины Гъургъа бек), с северо-востока – селением Ашты, с севера – лакским селением Хосрех и, наконец, с запада – рутульскими селениями Шиназ, Катрух и Аракуль. В XIX и начале XX века территория селения Чираг была намного больше.

Старожилы рассказывают, что часть территории с летней молочно-товарной фермой «ЧIулухма» согласно решению джамаатов обоих селений отошла к селению Рича. Кстати, напротив фермы «ЧIулухма» на левом берегу реки Чирах-чая на южных склонах существовало средневековое городище «Чирахское». До этого граница проходила по земляному рву (арх) в местности Ххвала ли (в переводе с чирагского – большое лицо, сторона), в двух километрах южнее нынешней границы Чирага с Рича. Передана была эта территория из-за человеческих жертв, которые понесли обе стороны в результате конфликта, возникшего между пастухами. Документов, данных о передаче этой территории нет ни у той, ни у другой сторон.

Проблемы с определением границ были в одно время с аштынцами в местности Мажир, Къархала, Гамардай. Гамардай в настоящее время полностью эксплуатируется муэринцами. Территориальные споры возникали и с кулинцами, которые благодаря помощи правительства республики получили земли для содержания фермы крупного рогатого скота в летний сезон. Была разрушена испокон веков существовавшая чирагская ферма «Гундваб» с капитальным жильем для животноводов и помещениями для скота, находившаяся в восьми километрах от селения Чираг. Колхозники колхоза «КИМ» вынуждены были в 60-х годах построить новую ферму в местности БитIлане для крупного рогатого скота, в километре ниже фермы «Гундваб», которая была передана соседям.

Прикутанные земли чирагцев расположены в Дербентском районе – Ачикутан, Арманярх – недалеко от железнодорожной станции Папас и селения Джемикент. В Каякентском районе один из кутанов находится на самом верху в Селлях. Там зимой и весной до мая размещаются две отары овец.

Граница с Рутульским районом проходит по вершинам Самурского хребта. До ближайшего рутульского селения можно добраться через Чирагский перевал возле вершины горы Курапдаг и селение Уна. До селения Аракул, Верхний Катрух дорога идет через Къяркъят, ЧIимили (название дороги и местности), мимо Алахундага и дальше через хребет вниз. Там находится крупный лесной массив, откуда чирагцы привозили лес, используемый в строительстве жилья и животноводческих помещений. Сохранились следы (пашне), по которым раньше спускали с горы «Ххвала кIукIула ба» по кратчайшему пути большие бревна из этого леса для строительства. Поэтому скотопрогонная трасса ниже горы носит название Лашнагра (в переводе – возле следов).
АРХИТЕКТУРНЫЙ ОБЛИК

Новый Чираг (Гугул) строился на южной солнечной стороне, на высокой скалистой горе, на левом берегу Чираг-чая. Такое расположение связано с экономически выгодными условиями. Обогрев балконов и домов на солнце экономил топливо. Лесов было мало, и они считались священными. Большой лес находился далеко (километрах в пяти) от селения – Гъваде, Къархала. Чирагцы, чтобы защитить себя от завоевателей, строили дома как крепости, окна были маленькие, как амбразуры, чтобы можно было обороняться.

Дома строили на скалах, на непригодных для пахоты местах, чтобы сэкономить пашни и луга, особенно поля, так как чирагцы вынуждены были обеспечивать себя круглый год хлебом, выращенным на своей земле. Аул представлял собой скученное поселение с вертикальной зональностью, построенное на крутой скале горы. Дома были расположены впритык, порою крыши нижних домов служили улицей для других (верхних) домов.

Н. И. Кузнецов писал, что в Чираге «дома несколькими этажами стоят друг над другом». Несмотря на большую скученность домов, на узость улиц, санитарное состояние аула было нормальным. Он же говорил о чистоте и порядке в селении.

В XIX веке и в советский период все более быстрыми темпами начинается освоение новых земель. В архитектуру села стал внедряться метод горизонтальной зональности. Строительство новых домов начали на новых местах Дарз-мацце, Накъаса, Кьалали, Кьвалбай. Связано это главным образом с улучшением жизненных условий населения. Жители села стали пользоваться привозным хлебом, а местные поля использовались для посева и заготовки кормов для скота на зиму. С другой стороны оборонительная функция аула перестала существовать и задачи отопления домов зимой стали решаться легче.
ЖИЛИЩА, САКЛИ И ДОМА

Самые крупные поселения в окрестностях Чирага возникли в средние века. Это города Гогнаци и Ричаки в 2,5 километрах от нынешнего расположения аула и Кархала в четырех километрах от села, возникшее в более ранний период. Но где бы и как бы ни возникали поселения чирагцев, они строились исходя из основных требований сельского строительства: компактности, обороноспособности, близости водоисточника и дороги, соединяющей с другими территориями Дагестана. Сохранившееся нынешнее местоположение села учитывает эти принципы градостроительства. Ценился каждый метр земли. За небольшое место (2x2 м2), пригодную для заготовки кизяка (топлива на зиму) давали одного быка, а если для строительства – двух. В целях экономии земли сакли строились двухэтажные и трехэтажные.

На первом этаже и по соседству строились помещения для крупного и мелкого рогатого скота с маленькими отверстиями для света (окнами). У отдельных хозяев эти помещения (дурхъ) были очень больших размеров, где зимой помещалась целая отара овец (в верхнем магале - ЯхIъяжехъала, в нижнем магале – Асанхъала). Кроме них известен Орус дурхъ (конюшня русских). Это общественное помещение, где содержался общественный (джамаатский или колхозный скот). В среднем каждый дом имел помещение для 5-10 голов крупного рогатого скота и одной-двух лошадей.

На втором этаже находились жилые помещения. В центре – открытый балкон, где высушивались продукты питания на зиму –говядина, баранина, колбасы, травы, а также овчины, подготавливаемые к выделке. С балкона второго этажа были отдельные двери в гостиную (тухна), цIала ща (отапливаемая комната), итар ща (дальняя комната) и хъаре ща (верхняя комната). Кроме того, были и подсобные помещения, куда вели двери из верхней комнаты. Там хранились зерно, мука, масло, сыры и другие продукты. Летом для хранения глиняной посуды под молоко и для получения сметаны, перерабатываемой в масло, отводились специальные маленькие комнаты, где поддерживалась необходимая температура.

На крышах домов сушили траву на сено и кизяк – топливо зимой. «Зелени в нем (селе) не видно, – писал Н. И. Кузнецов, – ни садов, ни пирамидальных тополей. Но зато везде по крышам изящно, с некоторым вкусом сложены плитки кизяка. И здесь его такая масса, как нигде я еще не видел». Действительно, топлива должно быть в достатке, так как зима здесь долгая и холодная.

Новая часть села в местности Дарзмацце за исключением одного-двух домов построена на очень старом кладбище. Рядом находится археологический памятник «Чирагский могнльмияв В старых мршшяя внесши щ Лахъита. Къархала дома строились одно-этажиыс, невысокие. Окнами служили маленькие отверстия, из которых проникал свет и служили для вентиляции. Дома были однокомнатные и назывались «хъале» (комната). Во множественном числе «хъалбе» (дома). Входные двери, ворота закрывались изнутри обтесанной палкой или камнем четырехугольной формы (гилав гьват1а). Таким замком закрывались одностворчатые двери. Замок открывался деревянным ключом, который просовывался в дырку в каменной стене. Зубцы ключа цепляли деревянный засов замка, который закрывал дверь наглухо. Все сараи (дурхъ), в которые загоняли отары овец, запирались таким замком, чтобы никто не мог вывести баранов.

Отдельно строился сарай для хранения кормов и для скота. Кроме того, каждое хозяйство имело место (3 х 4 м) для изготовления кизяка. Такое место, удобное и пригодное для этих целей, создавалось и на крутом месте посредством возведения каменной стены. Чаще всего как можно ближе к хлеву (сараю), где помещался скот, так как навоз для кизяка женщины выносили в корзинах из прутьев на спинах. Корзины, а также веники любых размеров для хозяйства покупали у кункинцев, у которых их изготовление являлось одним из ремесел. Они приезжали с этим товаром весной или осенью. В сараях для хранения сена (ихха) предусматривался большой проем без рамы для проветривания кормов. Дверь закрывалась замком. Там же было место для хранения корзин и инструментов (вилы, деревянные лопаты и др.) Кроме того, обязательно необходимым был инструмент для вытаскивания сена (къянцIа).

При строительстве жилых домов использовался местный камень, который представлен разными видами. Обрабатываемый и декоративный камень добывали в местности Кьули и Балбал бекIали. Из этого камня строились мечети и дома богатых чирагцев. Кроме этого для строительства домов добывали и гъургъа къаркъа – мягкий камень оранжевого цвета. Он использовался жителями верхних магалов, так как место добычи (къаркъа шарав) находилось недалеко от вершины хребта Гъургъабек. В основном использовался в строительстве домов и хозяйственных построек речной бутовый камень. Скрепляющий раствор для кладки стены готовился из местной глины, который использовался и для штукатурки. Побелку производили из синей глины, добываемой в местности Чихянни, и белой известью (кирежом), готовившейся при обжигании известняка (къаркъа-шарав – место добычи).

Дома с деревянными балконами в Чираге появились у самых богатых людей в середине XIX века. Впоследствии после выселения кулаков эти дома использовались под конторы сельсовета и колхоза. В последнее время часть одного из домов используется под библиотеку.

Дома у чирагцев двухэтажные с несколькими большими комнатами и открытыми балконами. Для них были характерны глинобитные крыши и пол из черной глины, пристенный камин и жилых помещениях, служивший для приготовления пищи и обогревания помещений. Для крыши использовался особый желтый глинозем, который не пропускал влагу на полу стелились паласы покупные (из конопли) и шерстяные, изготавливаемые на месте. В Чираге были распространены камины – пристенный очаг с вделанным в него тарумом и другой тип.

О творческом труде чирагцев свидетельствуют многочисленные дома и каменные водопроводы, идущие через село (Барщу-тима и ГъарчIиннатима). Длина первого 1200 метров. Водопровод ежегодно ремонтировался жителями, чтобы сохранялась дорога, которая идет над ним.

Жилища строились и во временных поселениях на летних и зимних фермах (маще). Здесь строились помещения (накъа) из камня и стены, и крыши. Помещения для животноводов (доярок, пастухов) состояли в основном из двух комнат и были одноэтажными. В одной комнате хранили вещи, в другой жили 1-2 человека. Такие помещения сохранились на фермах «Гундваб», «ЛахъитIа» и других. Строительство помещений велось без леса. Поэтому и опоры, и полы строились из каменных плит.

В наше время планировка и застройка жилища коренным образом изменилась. Возле дома предусматривается участок для огорода. Если раньше дома строились только на солнечной стороне, то в нынешнее время этот фактор учитывается не везде. Полы стелются деревянные, потолки современные. Дома покрыты шифером. Каждый дом, как и прежде, имеет отдельное помещение для содержания скота и хранения кормов на зиму. В современном стиле сохраняется традиция. Постепенное переселение жителей из старого аула в новый – накъаса, къалгкли, куда уже переместился и общественный центр села, завершается. В новом месте функционируют администрация и контора совхоза.

Внутрихозяйственное переселение началось в середине 80-х годов. Правительством было выдано пятнадцать переселенческих билетов. Из них для строительства новых домов использовано было только два билета. Остальные из-за отсутствия техники, строительного материала и финансов не были реализованы.
ЧИРАГИ НА БАШНЯХ

Свое настоящее название село Чираг получило в конце XVIII века. Еще со времен нашествия Надиршаха и Тимура на всем протяжении пути к селению Чираг, начиная от Рича до Хосреха и Кумуха, строились высокие башни, укрепления. На макушках башен горели чираги (светильники), которые зажигались и потухали на сигнальных башнях в зависимости от приближения врагов к селу. Башни в Чирагском ущелье встречались разных типов: жилые, оборонительные и наблюдательные. В настоящее время сохранились целыми остатки системы сигнальных (наблюдательных) башен, расположенных вдоль реки Чираг-чая. Это же подтверждают и историки-археологи В. Г. Котович, Д. М. Магомедов, которые доказали существование культурно-бытовых памятников средних веков в долине реки Чираг-чай вдоль республиканской дороги.

Огни на башнях Чирага видны были издалека при подъезде к селу с юго-востока. Путник, ехавший из Кураха, с вершины перевала Чемидаг (Чимусал) на расстоянии шестнадцати километров мог определить благодаря чирагам, что доезжает до села. Амухцы, буркиханцы видели их с вершины хребта Гургабек, хосрехцы наблюдали огни на башнях в двух километрах от села, а аштынцы могли увидеть чираги, только вплотную приблизившись к аулу, так как гора Шарайба закрывает село. Таким образом, ричинцы, чирагцы, хосрехцы, каялинцы передавали (сообщали) о том, что неприятель подходит и необходимо подготовиться к защите родного очага.

В начале девятнадцатого столетия, когда началось и утвердилось царское владычество на Кавказе, на правом берегу Чираг-чая была построена крепость, где постоянно содержалась рота солдат (так называемый чирагский пост), чтобы держать в зависимости чирагцев, ричинцев, хосрехцев и весь Казикумух и горный Дагестан. Вокруг крепостей стены также постоянно горели факелы, чираги. Поэтому мы предполагаем, что с конца XVIII столетия село стало называться Чирагом (светильник). До этого село называлось Гугул. Действительно первые поселения были в другой местности (Чарахъа, Хулу, Кархала, Ричаки, ЛахъитIа), где сейчас сохранились только фундаментальные остатки от жилищ. Камень, строительный материал был использован при строительстве нового села Чираг.

Название нашего села некоторые ученые объясняют, основываясь на топонимике. Так, например Г. М. Курбанов название села Чираг связывает с зороастризмом, ранней древнеиранской религией, которая пропагандировала культ огня.

Раньше селение называлось Гугул. Такое название, можно полагать, село получило после разрушения средневекового городища Гогнаце. Чираги (факелы), которые горели вдоль дороги Курах – Рича – Чираг – Хосрех – Кумух на сигнальных башнях иногда заправлялись говяжьим жиром. Он использовался и в чирагах (светильниках) для освещения сакли, когда кончались запасы горючего – нефти, керосина. А горючее возили издалека – из Дербента, Шемахи и других городов вьюками на лошадях. Заливали нефть в бурдюки, а керосин в стеклянную посуду, зачехленную корзиной из прутьев.

Старожилы рассказывают, что Чираг семь раз разрушался и восстанавливался в новых местах. Одним из самых древних поселений чирагцев был Гугул, расположенное в ущелье Хулули, где проходил ручеёк, который впадает в Чираг-чай. Нам представляется, что старое название Чирага – Гугул – связано с этим поселением, которое первоначально состояло из нескольких расселенных тухумов. Многочисленные иноземные захватчики, приезжавшие покорить Дагестан, разрушали, разоряли Чираг. Путь всех завоевателей лежал через Рича и Чираг, так как через Чирагский перевал (Кокмадаг) проходила единственная дорога, которая связывала север и юг горного Дагестана. Она шла через Хосрех – Кази-Кумух – Цудахар – и Гергебиль. С более крутых склонов, где были расположены первые поселения Гугул (Хургни), населенный пункт пришлось перенести на новое более высокое и обозреваемое место, откуда можно было увидеть тех, кто идет в село.

Разные народы Дагестана, по-разному называют село Чираг, даргинцы – Хьургъни, лакцы – Хьургъи, лезгины – Чирагъ, агулы – Хьирагъ, азербайджанцы и теркеменцы – Чирагь. Соответственно чирагцев называют «хьургълан», «хьур-гъиличу», «чирагъар», «хьирагъар», «чирагълу».

До начала XIX века наше село называлось Гургли (Хьургъни). Известный лингвист Услар называет Гугул. Он пишет, что «в казикумухском округе селение Гугул (Чирах) – «это есть крайний предел распространения акушино-хайдакских наречий к югу»

Сами сельчане называют свое село Хьаргънила, Хьаргьне, Хьаргьнила щилицце. До того времени, как село назвали Чирах (Чираг), в письменных источниках, отчетах о населенных местах и географических картах Дагестана встречаем прежние названия села – Хургни, Гургели, Гургни, Гугул.

Современное название села связано, нам представляется, и с тем, что после узких ущелий – Ричинское ущелье (Гъурадагьа), Бедюкское ущелье (сарфун) и со стороны Ашты-(Къаттар), горы как бы расступаются, перед взором путника открывается светлая и широкая долина, хребет ГъургъабекI, на одной из возвышенностей которого прилепился населенный пункт. Об этом говорят и люди, побывавшие в Чираге впервые, визуально почувствовав контраст ландшафта и увидев издалека село.

В переводе с чирагского языка «гъургъа» – вид строительного камня песочного цвета, из которого делают точила для кос и жернов, а «бекI» – голова (вершина).
ОСОБЕННОСТИ ЯЗЫКА

Особенности исторического развития села Чираг и его местоположение на границе четырех разноязычных народов (лакцев, агулов, рутулов и даргинцев) не могли не отразиться на формировании и развитии чирагского диалекта даргинского языка. Сближению с литературным даргинским языком и сохранению его как диалекта способствуют контакты с буркун-даргинцами и акуша-даргинцами, которые осуществляются через торгово-экономические отношения с ними. Тем не менее, чирагцы жили и живут изолированно от других даргинцев, что в немалой степени способствует обособлению этого диалекта от литературного языка. В отличие от остальных даргинцев они были оторваны от остальной массы своей народности (акуша-дарго, буркун-дарго и др.). Они не только не участвовали в едином процессе этнического развития, но и подвергались влиянию иноязычной среды и иноэтичесюй психологии, находясь в другом языковом окружении.

Чирагский говор даргинского языка распространен только в этом одном-единственном селении. Он считается диалектом даргинского языка. К такому выводу пришли ученые еще в XIX веке. Больше всего он идентичен говорам Буркун-дарго. Объясняется это тем, что ближе всего располагаются села Ашты, Амух, Санжи и др. До ближайшего даргинского селения Дирбаги (НикIа – Ашта) пять километров, а до самого Ашты – 15 километров. Почти на таком же расстоянии находится и село Амух. Некоторые ученые (А. Е. Кибрик) считают чирагский говор амухским диалектом, весьма далеким от литературного. Другие склонны включать чирагский диалект в группу Буркун-Дарго. Третьи считают его близким к Акуша-Дарго. Имеется точка зрения, считающая чирагский язык самостоятельным, особым. Конкретно изучением чирагского языка никто не занимался, и пока нет ни одной монографии, ни отдельной работы по чикагскому языку. Изучением чирагского языка занимались русские и грузинские ученые. П. К. Уелар. заложивший основы научного изучения кавказских языков, считал, что чирагское наречие «подходит к буркун-дарга, но селение это никогда не входило в состав означенного общества».

Учеными МГУ под руководством А. Е. Кибрика проведено сопоставительное изучение чирагского говора даргинского языка: глагольная морфология и лексика, именная морфология и лексика, не в полном объеме фонетика.

В книге, написанной на основе материалов, собранных экспедициями, работавшими на местах в семидесятые годы в сопоставительном плане исследован дагестанский глагол' Описание состоит из грамматической и лексикографической частей. В сопоставительном плане описывается глагольное словоизменение всех рассматриваемых, в том числе и чирагского, языков. Очерки глагольного словоизменения приводятся по пятнадцати языкам.

Резкое отличие чирагского диалекта от литературного даргинского языка объясняется ограниченностью связей, контактов с его носителями. Чирагцы больше общаются с агулами, лакцами и лезгинами, так как автомобильная дорога в города республики лежит именно через агульские и лакские села. Поэтому много в чирагском диалекте заимствований из лакского языка, например, по-чирагски праздник весны называется «хъурдукки» и на лакском «хъурдукки» или «снег» и на том и на другом языках – «марххале», из агульского языка «батIарзе», «бяртищан» (кушанье) и др. Кроме них на чирагский говор повлияли и рутульский (шиназский) и азербайджанский языки. Встречаются не только лакские заимствования, но и отдельные грамматические формы. Многие чирагцы, кроме русского языка, владеют и разговаривают на лакском, агульском, лезгинском и азербайджанском языках, все чирагцы общаются на даргинском языке с соседями – аштынцами, амухцами, кункинцами и другими представителями даргинских обществ.

В Чирагской СШ изучается даргинский язык, преподают его местные учителя, в основном общаясь на местном диалекте. В одно время родной язык в школе вообще не изучался, когда школы района занимались по учебному плану для учащихся с агульским, рутульским и цахурским составом учащихся. Отличие чирагского языка от литературного даргинского объясняется и тем, что Чираг никогда не входил в состав региона с даргиноговорящим населением, за исключением времени нахождения его в Ашты-Кулинском наибстве Казикумухского округа, что не способствовало сближению, а наоборот, отделяло его от общего языка-основы. Нельзя не согласиться с мнением А. Р. Магомедова, который считает, что «фактором, способствовавшим консервации диалектных и локально-этнографических различий (т.е. препятствующих консолидации территориальных групп даргинцев в единую народность) в ХУЬХУН веках, остается деление их на крупные союзы сельских общин, сохраняющие внутреннюю и внешнюю самостоятельность»12. Чирагское сельское общество, как известно, не только в это время, но и позднее сохраняло относительную самостоятельность и не входило в состав даргинских обществ, что объясняет консерватизм чирагского диалекта. С другой стороны, на отдаленность чирагцев по языку от остальных даргинцев влияет и отсутствие передач по радио на родном языке, газеты. Местная районная газета издается на агульском языке. В языковом плане Чираг – это анклав даргинского языка, хотя территориально он является продолжением и границей распространения даргинского языка на юге республики. Все ученые-лингвисты едины во мнении, что чирагский диалект – один из тринадцати диалектов даргинского языка.
ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

Все мужское население Чирага было мобилизовано в ряды Красной Армии с самого начала Великой Отечественной войны. Среди мобилизованных чирагцев было и тридцать пять добровольцев. Через каждые два-три месяца приходили сообщения о гибели чирагцев на фронтах войны. Всего погибло на войне свыше 90 человек. Многие вернулись с победой, но большое число их стало инвалидами, потеряло трудоспособность.

Нелегкие испытания пришлось преодолевать и оставшимся чирагцам. Все мужчины предпенсионного и пенсионного возраста работали на трудовом фронте. Отличился своими трудовыми достижениями колхозный чабан Курбан Мичичаев, который был награжден Почетной грамотой Верховного Совета ДАССР.

На колхозных полях пахарей заменили женщины, мужья которых воевали на полях сражений. Большое количество женщин и мужчин принимало активное участие в строительстве оборонительных сооружений (противотанковых рвов) в Каякенте, Дербенте и Махачкале. Возвращались домой с трудового фронта не многие. Горянки, непривычные к невыносимой жаре, заболевали различными инфекциями (малярией и др.) и погибали. Умерших привозили на арбах и хоронили на сельском кладбище.

За добросовестный труд в годы войны на трудовом фронте Рукият Исмаилова награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». Активное участие в строительстве противотанковых рвов на территории Дагестана принимал колхозник Ибрагим Матаев. Всего выработано было колхозниками Агульского района на оборонительных работах 4150 чел дней84. Из них чикагскими колхозниками около 420 дней. Руководство по ведению оборонительных работ на трудовом фронте осуществлял председатель Агульского райисполкома Гаджимуса Магомедов – уроженец нашего села.

В телеграмме секретаря обкома ВКП(б) А. Алиева И. Сталину 1 февраля 1943 года, говорилось: «Колхозники и колхозницы, пенсионеры и школьники дополнительно собрали и внесли на строительство авиаэскадрилий и боевых самолетов еще 26 млн. 640 тысяч рублей. Сбор на строительство авиаэскадрилий особенно успешно проходил в следующих районах: Агульском... и др.».

Просили, также, чтобы эскадрилье присвоили звание «Пионер Дагестана». В ее создание внесли свою лепту и жители села Чираг. Не только взрослое население, но и дети - учащиеся Чирагской неполной средней школы, учителя выполняли почти все сельскохозяйственные работы. Во время летних каникул они принимали участие в заготовке кормов для общественного скота, мальчики ходили подписками в горы, помогали чабанам доить овец. Учащиеся школы только в 1944 году собрали колосья озимой ржи и ячменя с площади 45 га. Кроме того они принимали участие в сборе и заготовке лекарственных растений, в сборе черного и цветного металлолома. Большую заботу проявляли пионеры и школьники о семьях и детях фронтовиков, помогая им в ведении домашнего хозяйства.

Учителя и учащиеся принимали участие и в сборе теплых вещей для фронтовиков, средств в Фонд обороны. Внесли средства на строительство авиаэскадрильи «Пионер Дагестана» и бронепоезда имени М. Гаджиева (всего по республике было собрано 31 млн. рублей). Ученик 4 класса Магомед Рабданов внес в Фонд обороны 250 рублей. Многие сельчане сдали в Фонд обороны свои сбережения – Магомед Яхъягаджиев, Гамзат Омаров и Гасан-Гусейн Омаров по 40 тысяч рублей. В помощь фронту было сшито и отправлено 280 тулупов, собрано 300 овчин, 80 пар теплых шерстяных носков и т.п. От воина Красной Армии, которому досталась одна пара теплых носок, чирагцы получили благодарственное письмо, в котором он сообщал, что носки спасали его от холодов в трудную зиму на фронте.

Во время войны и после многие семьи красноармейцев получали помощь от колхоза и государства. Семьи красноармейцев получали пособия, а колхоз выделял малообеспеченным хозяйствам молодняк для содержания. 98 хозяйств малообеспеченных семей военнослужащих было освобождено от налога по самообложению. Решением общего собрания колхозников от 15 июня 1946 года было выделено 130 голов крупного рогатого скота для улучшения материально-бытовых условий колхозников.

Несмотря на тяжелое материальное положение в первые годы войны, чирагцы оказывали помощь беженцам с оккупированных западных территорий – Украины и Белоруссии, Молдавии и Ростовской области, которые добирались до населенных пунктов, преодолевая пешком сотни и десятки километров пути.

Лишь два жителя села не поехали воевать на фронт, как сейчас говорят, «относили» от службы. Звали одного из них Акверди, другого – Муртазали. Один убежал из селения и жил в окрестностях села в пещере на вершине горы «Ххвала кIукIулаба». Ночью выходил из пещеры, забирал пищу, воду и помогал родственникам косить траву, а в светлое время оставался в глубокой пещере в скале.

Второго спрятала в деревянном хранилище зерна – лари (гъамас) его молодая жена Патимат. На вопрос представителей властей она отвечала, что мужа нет дома и в селении. Таким образом ей удалось почти до окончания войны скрыть своего возлюбленного от призыва на фронт в этом деревянном ящике.

После окончания войны, когда все возвращались домой, он вышел из своего подполья. Сельчане стали приходить к нему, как вернувшемуся с войны, приветствовать. Когда они задали ему вопрос: «Как там на войне, куда ты дошел?», отвечал: «Бутун дуйна къиргъизла де» (Везде, кругом весь мир – Киргизия»). Да, действительно, он не знал, что война шла в Европе, но знал точно, что до войны многие зажиточные сельчане (кулаки) были высланы в Киргизию.

Автор: Ш. Мугаев, М. Магомедов, "Чираг"
22.08.2013 | Просмотров: 933
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
»»»
- Новое в комментариях -
»»»
Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
О сайте | Баннеры | Контакты ||| © 2017 · Алпания | Хостинг от uCoz